На адвоката осуждённой за избиение ребенка воспитательницы в Атырау подали в суд

На адвоката осуждённой за избиение ребенка воспитательницы в Атырау подали в суд BNEWS > Новости

Необычное дело рассматривается в Атырауском городском суде №2. На стороне адвоката, обвиняемого в оскорблении ребенка и его родителей, выступает целый коллектив защитников. Представлять интересы истцов никто из местных адвокатов не стал, как уверены родители ребенка – из цеховой солидарности, сообщает BaigeNews.kz со ссылкой на azh.kz.

Иск по статье 131 Уголовного кодекса («Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица») подала мама ребенка, которого неоднократно била воспитатель садика №20 для детей с тяжелыми нарушениями речи.

Напомним, что воспитатель Мария Измагамбетова ранее была признана виновной в истязании ребенка и получила за это наказание в виде лишения свободы на 4 года. Вышестоящая судебная инстанция оставила приговор без изменения, хоть родители ребенка и простили воспитательницу, рыдавшую на судебном заседании.

А вот сам текст апелляционной жалобы, составленной Сабировой – адвокатом подсудимой – сильно ранил их чувства. В нем, в частности, говорится:

«Вообще прошу обратить внимание, что этот детсад предназначен для детей не с психическими заболеваниями, а с задержкой речи, т. е. соматическими заболеваниями. Е-в должен был находиться в учреждении с медицинским уклоном и нуждался не в воспитании, а в коррекции, в том числе медицинскими методами… Помимо этого, надо было отправить на психологическую экспертизу и родителей пострадавшего ребенка, ведь он избивал другого мальчика, из-за чего воспитатель его наказывала, одергивала и отводила от того мальчика, то есть Е-в сам начинал драться. А дети, которые дерутся, с точки зрения психологии испытывают где-то насилие либо наблюдают насилие, и в большинстве случаев это происходит в семье.

По мнению психологов, дети сами по себе не бывают агрессивными, они копируют поведение взрослых, в том числе родителей в первую очередь, они впитывают обстановку в семье. Поэтому надо проверить эту семью, в которой воспитывается потерпевший: может быть они инициацией этого дела пытаются скрыть проблемы своего ребенка, проблемы в своей семье?… Следует отметить, что судебно-психолого-психиатрическая экспертиза на предмет определения нанесения ущерба психическому и/или психологическому здоровью ребенка никаких результатов не дала, т. к. ребенок психически/психологически не совсем здоров и не понимает последствий оказания на него каких-либо психических/психологических воздействий. В приговоре суда не определено, какой тяжести был нанесен психологический вред здоровью ребенка».

13 июля прошло очередное заседание суда, в котором со стороны обвиняемой присутствовало 8 адвокатов. Судья Гаухар Ибрашева спросила, готовы ли стороны примириться в порядке при помощи службы медиации. Стороны отказались.

«Адвокат не является психологом или психиатром, не работает в службе образования и потому не может оценивать психическое и психологическое состояние нашего ребенка, тем более утверждать в апелляционной жалобе, что ребенок имеет психическое заболевание. Нам дали направление в этот сад специалисты соответствующих органов, которые компетентны это делать. А значит, наш ребенок имеет право посещать данный детский сад. Нас глубоко задели обвинения в адрес нашей семьи.

Мой муж пользуется уважением и авторитетом у себя на работе, я педагог, имею научную степень, старшая дочь закончила НИШ, учится в одном из лучших вузов страны, второй ребенок получает знания в лицее. Я не считаю, что нашу семью можно обвинять в проявлении насилия. Мы воспитываем особенного ребенка, представляем его интересы и не позволим оскорблять ни его, ни нашу семью», – эмоционально высказалась мать мальчика.

Есть текст апелляционной жалобы, но сторона обвиняемой подала ходатайство предоставить также стенограмму и/или аудиозапись выступлений адвоката Сабировой на предыдущем суде, в ходе которых она, по мнению родителей, оскорбила их и их ребенка. Сторона обвинения предоставила некоторые записи, с которыми теперь должны ознакомиться их оппоненты.